Статья о преодолении алкогольной анозогнозии

Статья для журнала "Психотерапия" 2007 г. № 8, стр. 19-22.

 

 

Новый способ преодоления алкогольной анозогнозии

приемами рациональной психотерапии

Зайцев С.Н., г. Н. Новгород

 

Задача наркологии - это лечение больных алкоголизмом и наркоманиями. Во всем мире сегодня, когда говорят о лечении, имеют ввиду стабилизацию ремиссии и профилактику рецидива заболевания (2) стр.10.

Активное выявление и привлечение к лечению больных алкоголизмом является первейшей обязанностью амбулаторной наркологической службы и главным звеном первичной профилактики алкоголизма (7) стр.63.

Трудности лечения больных алкоголизмом заключаются в том, что самыйспецифический, стержневой синдром алкоголизма, - первичное патологическое влечение к алкоголю, далеко не всегда поддается фармакотерапии. По мнению части специалистов (7 стр. 184) средства и методы активной противоалкогольной терапии должны отвечать четырем основным требованиям:

1)        купирующее или по крайней мере смягчающее влечение к алкоголю действие;

2)     достижение выраженного и стойкого эффекта отвращения (аверсии) к спиртным
напиткам;

3)     пролонгированная сенсибилизация к алкоголю, т.е. непереносимость его;

4)     достижение в связи с этим дезактуализации влечения к алкоголю.

И если второе и третье требование спорны - достижение аверсии и сенсибилизация к алкоголю вполне могут быть заменены формированием реакции равнодушия, безразличия к алкоголю, либо какой-то иной реакцией, то первое и четвертое требование сомнений не вызывает.

Вполне понятно, что достичь осуществления всех этих требований можно лишь системой лечебных мероприятий при условии твердой сознательной установки больного на абсолютное воздержание от алкоголя (7 стр.184).

Задача лечения больных алкоголизмом и наркоманиями для врачей психиатров-наркологов должна быть главной, но при одном условии - оно должно быть добровольным (2 стр. 10). Противоалкогольное лечение не является наказанием для больного, и он сознательно должен соглашаться на это (7 стр. 184).

Но и отказывать таким больным в специальной медицинской помощи просто не гуманно. Вот данные о продолжительности жизни больных алкоголизмом. Мужчины умирают в возрасте 50-55 лет, что на 20 лет меньше средней продолжительности жизни мужчин. Естественно, это показатели западных стран - в России средняя продолжительность жизни мужчин на 15-20 лет меньше... Оказывается, подавляющее большинство больных умирают, не дожив доIII стадии (2 стр.8).

Одним из основных препятствий для успешного лечения синдрома алкогольной зависимости является отсутствие у больного желания лечиться и жить трезво, отсутствие критичного отношения к своему состоянию и болезни - алкогольная анозогнозия и установка на употребление спиртных напитков (7 стр.57).

Таким образом, существует противоречие: Лечение алкоголизма необходимо проводить безотлагательно даже без желания пациента, иначе он просто погибнет. В то же время противоалкогольное лечение должно быть добровольным, в соответствии с действующим законодательством.

Отсутствие у больного желания лечиться не является основанием для отказа ему в специальной медицинской помощи. Противоречие основано на разных семантических значениях слов «алкоголизм» и «лечение» для больного и для врача. Когда врач и больной говорят об «алкоголизме» и «лечении», то они говорят о разных вещах. Больной использует бытовое значение этих слов. Например, «алкоголизм» для него - это болезнь человека с красным носом, пьющего одеколон и обитающего на помойке, а противоалкогольное «лечение» - это лекарственное или психическое воздействие для его отрезвления. То есть больной принимает одну из запущенных форм болезни за всю болезнь, а один из этапов лечения за все противоалкогольное лечение. В свою очередь врач использует медицинскиезначения этих слов, т.е. алкоголизм рассматривается как вариант химической зависимости. А химическая зависимость - это семейное заболевание, дисфункция семьи. Из этого следует, что система наркологической помощи должна предусматривать не только лечение зависимости от алкоголя, наркотиков, но и лечение созависимости. Помощь необходима как больному, так и другим родственникам (2 стр.288 Созависимость: характеристики и практика преодоления. В.Д.Москаленко). Лечение врач рассматривает как применение медицинских средств для прекращения болезни, в том числе таких средств как коррекция созависимости у родных и близких, рекомендации приемов семейной психотерапии родственникам. На что не требуется желания и согласия пациента. А так же таких средств как психотерапевтическая беседа, разговорная психотерапия для формирования мотивации к трезвой жизни - на что согласие пациента легко может быть получено. А коли так, то врач, прежде чем снимать влечение к алкоголю, т.е. проводить «лечение» как его понимает больной, должен сформировать у него согласие на лечение, установку на трезвость, т.е. выполнить работу, которую сам больной лечением не считает и на выполнение которой готов согласиться. Больной алкоголизмом отказывается от медицинской помощи не только потому, что его сознание искажено алкоголем и он, в силу своего болезненного состояния, просто не способен принять правильное решение, но и потому, что его родственники не предпринимают достаточно действенных и эффективных мер для его отрезвления. Их сознание также иллюзорно и не менее искажено, чем сознание больного. Но они, в отличии от химически зависимого, готовы принять помощь врача и если не полностью, то хотя бы частично выполнить его рекомендации. Именно они должны стать «инструментом в руках врача» для влияния на больного, хотя бы на первом этапе.

Существующее противоречие может быть разрешено, если задачу лечения разбить на 3 этапа, каждый из которых будет осуществляться строго добровольно:

1)             Получение формального согласия пациента на контакт с врачом, на участие в
консультации, Иначе говоря, получение разрешения больного на его информирование о
состоянии его психического здоровья или о состоянии психического здоровья членов его
семьи.

2)   Формирование   у  пациента  желания   лечиться  таким   приемом  рациональной
психотерапии как «информирование». Изложение концепции химической зависимости в
доступной для пациента форме.

3)   После того, как пациент изъявил желание лечиться - купирование влечения к
алкоголю.

Первый этап выполняется простыми приемами семейной психотерапии, которые врач рекомендует жене или родителям пациента, его детям, брату или сестре, а иногда другу. Наиболее часто используемые приемы:

— «Лечение мамы (жены)». Мама (жена) может пожаловаться злоупотребляющему алкоголем сыну (мужу) на ухудшение ее здоровья. Появление головных болей, болей в области сердца, повышение артериального давления или других симптомов она связывает с тем, что болезненно реагирует на его выпивки. При этом она «подыгрывает» сыну (мужу), говорит: «Ты-то выпиваешь как все, нормально. Это я ненормальная. Это я так болезненно, чрезмерно эмоционально реагирую - кричу, ругаюсь, болею. Это меня надо лечить. И есть врач, который берется меня полечить. Он три часа со мной позанимается, и я буду спокойно относиться к твоим выпивкам. Но врач поставил условие - чтобы ты присутствовал. Сядешь в уголке и молча послушаешь, как меня лечат, а потом будешь употреблять алкоголь, как и раньше, но я не стану тратить свое здоровье на это, не буду кричать и ругаться». Если больной соглашается, то врач выполняет второй этап - разговаривает с мамой таким способом, что у сына появляется желание лечиться и жить трезво.

—  «Ты мне - я тебе». Ты мне сходишь на консультацию врача, а я тебе за это...
(куплю бутылку водки; сигареты; дам сто рублей; испеку любимое блюдо; оплачу один из
твоих долгов и т.д. и т.п.). Жена или мама всегда может чем-то заинтересовать больного.

—  «На спор». Если больной - человек самоуверенный и азартный - предложить ему
спор: «Есть врач, который берется убедить тебя в том, что для тебя жить трезво лучше. А
слабо тебе доказать обратное. Спорим, что после консультации врача ты сам захочешь
лечиться! Спорим на литр водки!? (на небольшой интерес). При этом врач и жена не боятся
проигрыша - они выигрывают в любом случае. При согласии на спор задача первого этапа
будет выполнена.

—  «Увязка отношений с участием в консультации». Если пациент несамостоятелен в
быту, зависит от мамы (жены) - «Буду стирать, готовить, наводить чистоту и даже
разговаривать с тобой только после консультации врача в кабинете». От родных потребуется
большое терпение, чтобы выдержать достаточную паузу и дождаться согласия пациента на
участие в консультации.

—  «Угроза огласки» (на работе, в ГАИ, среди родственников и т.п.). Например: «Если
ты сегодня не идешь на консультацию (не на лечение), то завтра я попрошу твоего
начальника, чтобы он направил тебя к врачу или уволил тебя с работы». Врач должен
доказать жене или родителям, что потеря работы не самое страшное, когда речь идет об
угрозе самой жизни больного, объяснить, что они могут испортить отношения не с сыном
(мужем), а только с его болезнью, с алкогольной «субличностью». А сын (муж) сам потом их
поблагодарит за эти действия.

—  «Использование момента». Иногда при выраженной интоксикации больной сильно
страдает и в этом состоянии сам себе обещает отказаться от алкоголя и даже соглашается на
участие в консультации. Однако длится это состояние недолго, и уже через 2-3 дня он
изменит решение. Важно не упустить момент и едва он согласится - немедленно доставить
его в кабинет врача. Второй этап можно выполнять даже на фоне легкого опьянения или на
фоне остаточных явлений алкогольного опьянения.

—   «Из  уважения».   Мама  или  жена  могут  попросить  больного  обратиться  на
консультацию   врача   из   уважения   к   ним.   Например.   Женщина   привела   мужа   на
консультацию 8 марта, когда он не смог ей отказать.

—   «Направление другого врача». Если сын (муж) наблюдается у врача по поводу
другого   заболевания,   то   мама  (жена)   больного   может   попросить   направить   его   на
консультацию психотерапевта или психиатра-нарколога.

—   «Обучение умеренному употреблению спиртного». Мама (жена) может сказать
сыну (мужу): «Ты утверждаешь, что у тебя нет алкоголизма, а врач говорит, что в таком
случае   он   сможет  обучить   тебя   умеренному  употреблению  спиртных  напитков.   Так
обратимся на консультацию  врача и выясним все подробнее».  На консультации врач
обнаружит у него признаки алкогольной болезни и, с достаточным обоснованием, предложит
отказаться от алкоголя полностью.

Если названные приемы не подходят для кого-то, то врач, изучив ситуацию иособенности случая, предложит маме (жене) другие способы влияния на больного. Как показывает практика при выполнении родными и близкими рекомендованных приемов семейной психотерапии больной всегда соглашается на участие в консультации. Были случаи, когда родственники просто заталкивали пациента в кабинет и больной потом сам соглашался на лечение и начинал доказывать, что для него жить трезво лучше, но, на мой взгляд, это худший из всех способов.

Успех мероприятий первого этапа обеспечен тем, что пациент не воспринимает разговор с врачом как лечение. Он полагает, что лечение это только какие-то официальные действия - применение лекарств, приборов, попыток снять влечение к алкоголю психотерапевтическими приемами. Он полагает, что сможет уйти из кабинета при своем мнении и недооценивает возможности профессионального общения. Трудность представляют лишь случаи, когда родные и близкие отказываются сотрудничать с врачом, когда рекомендации специалиста недостаточно обоснованы.

После того, как формальное согласие на контакт получено, врач приступает к выполнению второго этапа работы.

На втором этапе - установка на трезвость может быть сформирована приемами рациональной психотерапии, индивидуально или в группе. Групповая рациональная психотерапия имеет те же задачи, что и индивидуальная - преодоление алкогольной анозогнозии, создание установки на лечение и трезвый образ жизни (7). Основой рациональной психотерапии является логическая аргументация, а так же разъяснения, внушение, эмоциональное воздействие, изучение и коррекция личности, дидактические и риторические приемы (1).

Важная составная часть рациональной психотерапии - это коррекциянепоследовательности, противоречивости и бездоказательности мышления больного. Однако, каждый психотерапевт достигает такого результата по-своему (5).

К сожалению, среди наркологов существует ошибочное мнение, что рациональная психотерапия при алкоголизме не дает положительных результатов. Это происходит в тех случаях, когда рациональной психотерапией считается любая беседа, проводящаяся произвольно, без предварительной подготовки и конкретной целевой установки, когда врач надеется и даже уверен, что необходимые «лечебные» слова сами найдутся в ходе разговора. Особое значение рациональная психотерапия приобретает только тогда, когда она используется как метод «глобального» воздействия на больного, затрагивая его социально-психологические позиции, всю систему нравственных ценностей (6 стр.49).

Больному гораздо легче удерживаться от соблазна пьянства, если он... критически оценивает свои поступки. Поэтому трезвость, осознанная добровольно и имеющая в своей основе обновление и обогащение личности, трезвость, «добытая умом», всегда прочнее вынужденной, достигнутой под воздействием страха или других мер принуждения (6 стр.49).

Мой опыт работы в кабинете анонимного лечения показывает, что сформировать критичное отношение к своему состоянию и болезни, мотивы к трезвой жизни, установку на трезвость приемами рациональной психотерапии у человека, категорически отказывающегося от какого-либо противоалкогольного лечения, в большинстве случаев удается одномоментно, за одну трехчасовую сессию.

Задача второго этапа работы - исправление искаженного мышления больного. Искажений мышлений у алкогольно-зависимого человека много - ровно столько, сколько проявлений алкогольной болезни на поведенческом уровне. Он не может пить просто так. В глубине души он и чувствует и понимает, что с ним происходит что-то ненормальное. Он видит, что ситуация уходит из-под контроля, несмотря на все его усилия. Но если он не может контролировать свои поступки, то должен хоть как-то объяснить происходящее, если не окружающим, то самому себе. Он пытается подвести философскую базу под свое пьянство, под свое ненормальное поведение. Химически зависимый легко находит такие объяснения: я не алкоголик; пьют все; попал в вытрезвитель - случайность; заметил начальник на работе - не повезло; лишили водительских прав - в ГАИ придираются; захочу и сам брошу пить; напился, т.к. с женой поругался и т.д. и т.п.

Попытки родственников изменить ситуацию к лучшему - безрезультатны. Мало того, что они действуют импульсивно, непоследовательно, заведомо безуспешно и ошибочно. По большому счету именно их действия зачастую приводят к формированию болезни и не дают ей угаснуть. Сами родственники больного не представляют себе, с чем они имеют дело, искренне заблуждаются относительно многих проявлений болезни, незнакомы с концепцией химической зависимости и созависимости. Их сознание иллюзорно, а мышление искажено не меньше, чем у самого больного. Они утверждают, что пытались разговаривать с химически зависимым по всякому: и по хорошему и по плохому, пытались убедить, уговорить, ругались, угрожали разводом и т.д., но все безрезультатно. Вдействительности это не соответствует реальности. Многие из рычагов влияния на больного родственники не использовали. О существовании других способов влияния они даже не подозревают. Поэтому они не могут найти достаточно убедительных доводов для больного, чтобы тот принял решение жить трезво. Но вот пациент в кабинете врача, теперь, казалось бы, все в руках специалиста. Достаточно изложить концепцию химической зависимости, использовать логические конструкции, приемы убеждения и разубеждения и больной согласится принять медицинскую помощь, чтобы отказаться от алкоголя полностью.

Но и врачи психиатры-наркологи тоже не всегда справляются с этой задачей по ряду причин. Вот наиболее распространенные ошибки врача при работе с больным алкоголизмом:

1)       Врач отказывается лечить пациента, если тот не желает лечиться.  Но кроме
специалиста   помочь   ему   больше   некому.   Родные   пытались   убедить   больного,   но
безуспешно. Случаи спонтанной ремиссии при химической зависимости очень редки. А
ждать, когда человек примет решение лечиться через кризис в его жизни, не имеет смысла,
т.к. болезнь быстро прогрессирует и в любой момент может закончиться трагически.

2)    Ограниченное применение психотерапевтических методов.   Попытки заменить
психотерапию лекарственной помощью или другими медицинскими средствами не дают
результата. Мотивация к трезвой жизни лекарствами не индуцируется. Влечение к алкоголю
на годы лекарствами не снимается, т.к. лекарства действуют ограниченное время.

 

3)  Зачастую врач пытается лечить одного больного, а не всех взрослых членов семьи.
Родные и близкие остаются в неведении относительно своей роли в картине этой болезни,
что   не   позволяет   получить   стойкого   результата.   А   даже   если   специалист   и   дает
рекомендации для  коррекции  созависимости,  то порой без достаточного обоснования,
неубедительно, так что родные пациента и не пытаются их выполнить. Они думают: «Я
своего мужа лучше знаю»; «Это не подействует»; «Если выполню рекомендации, будет еще
хуже» и т.п.

4)  Иногда врач ставит перед больным невыполнимые условия. Например: длительно
посещать занятия групповой психотерапии,  когда влечение к алкоголю еще  не снято.
Естественно , что после посещения трех-пяти сессий оно проявит себя, пациент пропустит
занятия и будет разочарован в методе лечения.

5)    Необоснованность для пациента доводов и утверждений врача. Иногда психиатр-
нарколог начинает психотерапевтическую беседу после сбора анамнеза болезни с того, что
оглашает диагноз и предлагает больному принять противоалкогольное лечение, отказаться
от алкоголя. Однако не факт, что пациент сразу же согласится. У него найдется множество
возражений на это. Например: «Зачем мне отказываться от алкоголя полностью, если я могу
употреблять спиртные напитки умеренно. Вот в прошлом месяце я мог себя контролировать,
значит и в дальнейшем тоже смогу.» или «Наверное, этот врач ошибается, т.к. другой
специалист-терапевт, не менее для меня авторитетный, сказал мне, что сто граммов водки
вечером, после работы полезны для моего здоровья.» и т.д. и т.п. Скорее всего пациент не
станет вступать в дискуссию и спорить с врачом. Но разойдутся они каждый при своем
мнении.

6)   Использование   директивной   позиции   психотерапевта   в   случае   где   нужна
партнерская позиция: «Вам необходимо отказаться от алкоголя на основании приведенных
мной доводов, потому что я врач и лучше разбираюсь в этом вопросе.» - вместо того, чтобы
- «Я предоставил вам достаточную и достоверную информацию о состоянии вашего психического здоровья, а вы сами делайте выводы - нужно вам проходить противоалкогольное лечение или не нужно». Иногда рациональная психотерапия подменяется чтением нотаций и упреками, которых больной достаточно наслушался дома.

7)   Из-за ограниченности во времени врач пытается исправить только отдельные,
основные на его взгляд, искажения мышления больного, а в целом система ложных взглядов
и представлений остается нетронутой. Вышесказанное относится и к работе с родными и
близкими пациента по коррекции созависимости. Но и при самом тщательном обследовании
врач может ошибаться и принять за главное то, что в действительности для этого человека
второстепенно и несущественно.

8)     Врач объясняет механизмы болезни недоступно, неясно для пациента. Использует
малопонятные медицинские термины. Рассказывает о пагубных последствиях для здоровья,
которые могут наступить в результате злоупотребления алкоголем, но еще не наступили.
Излагает концепцию болезни отвлеченно и ненаглядно, так что больной может подумать, что
к нему все это не относится, что с ним все это не произойдет. Рассказывая о состоянии
больного, врач иногда касается биохимического, клеточного, органного, системного уровней
болезни, но уделяет недостаточно внимания поведенческому аспекту. То есть говорит об
абстрактных для больного вещах, которые пациент зачастую не может почувствовать,
рассмотреть и ощутить на себе.

9)   Игнорирование доводов больного в пользу употребления алкоголя и отказа от
лечения. Рассказывая о вреде злоупотребления алкоголем для здоровья, семьи работы и т.д.,
врач не принимает во внимание доводы пациента, чей личный опыт подсказывает, что не все
так плохо в жизни с алкоголем. Есть много светлых для него сторон, как общение с друзьями
«за бутылкой», семейные праздники и просто улучшение самочувствия от приема новых доз
алкоголя. В то же время, по его мнению, не все так безоблачно в трезвой жизни. Возможна
социальная изоляция, когда связи алкогольной жизни уже разорваны, а связи трезвой жизни
еще   не  установлены.   Раньше  потребность   в   общении  и  понимании  удовлетворялась
«суррогатным» алкогольным общением, а, при отказе от алкоголя, возникает дефицит
общения,   что   в   свою   очередь   вызывает   чувство   тревоги,   депрессию.   В   результате
игнорирования врачом взглядов пациента на проблему, они расходятся каждый при своем
мнении.

10) При отказе больного принять медицинскую помощь немедленно, врачкапитулирует, вместо того, чтобы наращивать вмешательство, действуя через родных и близких пациента.

Прежде по одной или нескольким из вышеперечисленных причин не удавалось за сравнительно короткое время (за три часа) в амбулаторных условиях получить согласие пациента на лечение. В предлагаемом способе сделана попытка избежать названные препятствия, получить критичное отношение больного к своему состоянию с целью достижения длительной ремиссии.

Для проведения психологического воздействия на втором этапе работы необходимы

следующие условия:

  1. Относительная   интеллектуальная   и   социальная   сохранность   пациента   и
    обязательное участие в процедуре родных и близких - жены, родителей, братьев, сестер,
    взрослых детей, тех, кто имеет на него наибольшее влияние и не имеет проблемных
    отношений с алкоголем.
  2. Привязка   времени   проведения   занятия   ко   дню   последней   алкоголизации.
    Практика показывает, что оптимальное время для такой работы - второй-четвертый день трезвости, при условии физически удовлетворительного состояния, чтобы пациент был способен выдержать трехчасовое занятие с врачом. Если больной за последние 6 месяцев употребляет спиртные напитки ежедневно, то такое занятие проводится на фоне легкого алкогольного опьянения.
  3. Экспозиция   терапевтического   вмешательства   -   3   часа   и   более.   Опыт
    показывает, что коррекцию всех иррациональных суждений больного относительно своего
    состояния  и  болезни  лучше  проводить  единовременно   за   1   занятие.   Если  времени
    недостаточно, то лучше перенести время проведения сессии.
  4. Формальное согласие пациента на контакт с врачом. Отсутствие желания лечиться
    и жить трезво является прямым показанием для такого способа рациональной психотерапии.
    При нежелании пациента общаться достаточно молчаливого присутствия в кабинете при
    разговоре врача с его женой и родственниками.

Стратегия рациональной психотерапии при синдроме алкогольной зависимости и последовательность работы на втором этапе:

  1. Выяснение цели обращения к врачу у пациента, его родных и близких. Уточнение:
    «Не хотели бы вы что-то изменить в своей жизни, в своем самочувствии, настроении,
    поведении?». Продолжительность этапа 5-10 минут.
  2. Получение согласия пациента рассмотреть его проблему и его иррациональные
    суждения. При нежелании пациента разговаривать с врачом, получение согласия у родных и
    близких  больного   на  обсуждение  их  проблем.   Получение  согласия  пациента  на  его
    информирование. Выяснение самооценки клиента, идентификация негативных мыслей и
    иррациональных суждений, сбор анамнеза заболевания. Продолжительность этапа    15-30
    минут.
  3. Информирование с обсуждением и оспариванием иррациональных суждений.
    Попытка   разделения   и   дистанцирования   здоровой   части   личности   и   ложных   идей,
    негативных мыслей, признаков болезни для объективного отношения к своей проблеме.
    Техники и приемы третьего этапа предназначены не только для преодоления анозогнозии
    клиента, но и, в не меньшей мере, для частичной коррекции иррациональных суждений,
    созависимости у его родных и близких. Продолжительность этапа 2-3 часа.
  4. Контроль самооценки.

Если пациент уже выказывает установку на трезвость, проявляет критику к своему состоянию и болезни и соглашается на противоалкогольное лечение, врач проводит мероприятия по купированию влечения к алкоголю.

Если пациент не готов к решению трезвой жизни - врач заключает соглашение о самопроверке. Поиск клиентом собственного решения проблемы. Последняя попытка сократить размеры употребления спиртных напитков. Необходимо четко определить границы беспроблемного употребления алкоголя по частоте и по дозе, чтобы это устраивало самого клиента, а также его родных и близких и взять обещание с клиента, что, при превышении им же обозначенных границ допустимого употребления алкоголя, он обязательно обратится к врачу. Продолжительность этапа 15-30 минут.

Последовательность техник и приемов

рациональной психотерапии:

После выяснения цели обращения и получения согласия пациента рассмотреть его проблему, его иррациональные суждения, согласия на его информирование в течение трех часов, врач, со слов пациента или его родных, близких, выясняет его самооценку, спрашивает: "Насколько далеко вы зашли по алкогольному пути? Если разбить весь алкогольный путь человека на отрезки: умеренное употребление спиртного (У), привычное употребление (П) и хронический алкоголизм - 1, П и Ш стадии, то точкой отметьте ваше состояние в настоящее время.

Во время всего занятия терапевт пользуется приемом "Упрощение медицинских терминов и понятий". Например, вместо термина "синдром алкогольной зависимости" использует термин "хронический алкоголизм" или "алкогольная болезнь", а вместо термина "абстинентный синдром" использует обозначение "похмельный синдром". Так же, для достижения ясности и доступности информации для пациента, врач почти не касается в беседе объяснения механизмов болезни на молекулярном, клеточном, биохимическом органном и даже системном уровне, а развернуто и очень подробно рассказывает оповеденческом уровне болезни.

Врач собирает алкогольный анамнез, выясняет, как складываются отношения пациента с алкоголем в течение последних 6 месяцев. По мере обнаружения прямых и косвенных признаков синдрома алкогольной зависимости, отмечает каждый из них на листе бумаги под порядковым номером. Для того, чтобы начать обсуждение, "информирование", необходимо отметить более 20 признаков. Также можно отметить иррациональные суждения, непоследовательные, противоречивые и бездоказательные утверждения, нуждающиеся в коррекции, когнитивные искажения.

Врач объясняет пациенту и его родным принципы постановки диагноза синдрома алкогольной зависимости. При этом он ссылается на рекомендации Всемирной организации здравоохранения, диагностические указания по МКБ-10, где «диагноз ставится при обнаружении 3-х и более ниже перечисленных признаков...» (3). Далее терапевт рассказывает о каждом из обнаруженных у этого пациента симптомов, используя технику "экспликации" - ясного, подробного и развернутого объяснения, изложения причин и механизмов заболевания (4). При этом принципиальное значение имеет степень подробности. Практика показывает, что объяснение болезни как большого наркоманического синдрома, состоящего из синдромов физической и психологической зависимости и синдрома измененной реактивности далеко недостаточно. Недостаточно также рассмотрение всех симптомокомплексов и симптомов в развитии от начала и до конца манифестации. Для достижения осознания проблемы и эмоционального отреагирования необходимо более подробное рассмотрение механизмов болезни: проследить последовательность появления симптомов, их сочетаемость и взаимозависимость; обратить внимание пациента на разные формы и варианты течения болезни, на клинические особенности именно его случая, на социокультуральные аспекты течения болезни. Рассмотрение каждого признака сопровождается указанием его места на схеме с условно выделенными отрезками алкогольного пути и примерами похожих случаев из практики (по 2-5 случаев на каждый из рассматриваемых признаков). При этом врач использует «терапевтические метафоры», «аллегории» - высказывания, носящие смысл аналогии в виде намеков или правоучительной наглядной агитации (4) и прием «Описание чужого опыта», в которых пациент узнает себя, свое прошлое и будущее. Выбор того или иного случая для иллюстрации признака определяется установкой на максимальное сходство описываемой ситуации с проявлениями болезни у данного пациента. Эту технику я называю «психотерапия по Щвейку». Чтобы представить себе, как врач «информирует» пациента, можно еще раз прочитать книгу Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка». По каждому из рассматриваемых признаков проводится сравнение с тем, как он развивается именно у этого клиента. Как показывает практика, только такая степень подробности позволяет достичь в терминах патогенетической психотерапии осознания и эмоционального отреагирования, а в терминах психодинамической психотерапии - интеллектуального и эмоционального инсайда.

Наряду с экспликацией - основным приемом третьего этапа - используются также следующие техники и приемы:

Прием «повторение приема». Прослеживание каждого симптома до финальной стадии болезни. Какой бы признак мы не рассматривали - его развитие заканчивается одним и тем же трагическим финалом.

Прием «дистанцирование» - разделение болезненных проявлений и здоровой части личности: "Болезнь плохая, а ты хороший. Значит надо избавиться от болезни". Негативизм в отношении болезни, а иногда, если у пациента есть чувство юмора, даже высмеивание ее проявлений, и, в то же время, сопереживание, сочувствие и поддержка для тех, кто решил избавиться от нее.

Прием «частичное согласие с пациентом». Нельзя полностью игнорировать его взгляды, т.к. это вызовет только негативное отношение, а надо обязательно согласиться с любым утверждением клиента и тут же "детализировать" - объяснить в каких условиях и при каких обстоятельствах это верно, а когда неверно.

Прием «конфронтация» - вмешательство, не позволяющее пациенту избежать неприятных для него тем. Столкновение пациента с самим собой, со своими проблемами, конфликтами, характерными эмоциональными стереотипами. Прием, при котором пациенту указывается на его разрушительные установки по отношению к себе и к окружающим, на его искаженные желания, представления (4). На практике это выглядит следующим образом. После 30-60 минут «информирования» иногда пациент, прежде не считавший себя больным и отказывавшийся от какого-либо лечения, вскакивает со стула и предлагает: «Я все понял. У меня хронический алкоголизм и мне надо срочно лечиться. Давайте прямо сейчас «закодируйте» меня или сделайте «укол» или проведите сеанс гипноза, чтобы я «бросил пить»... Только, пожалуйста, больше ни о чем не говорите!».

Врач расценивает такое согласие на лечение как формальное, настаивает на продолжении «информирования». Произошло осознание болезни на интеллектуальном уровне, но эмоционального отреагирования еще нет. И только после завершения всего этапа работы, когда решение жить трезво будет достаточно выражено, и больной готов решать эту проблему до конца, можно делать вывод о том, что осознание механизмов болезни произошло как на интеллектуальном, так и на эмоциональном уровне.

Прием «постепенное утяжеление» рассматриваемых последствий злоупотребления алкоголем. В последнюю очередь рассматриваем наиболее тяжелые последствия, разрушающие всю ложную систему ценностей пациента.

Прием «хороший прогноз». Убежденность в успехе с оговариванием условий. Уверенность в полном и скором выздоровлении. Условия, которые необходимы для успеха, должны быть обязательно оговорены. Например, согласие на контакт с врачом, выполнение рекомендаций врача, критерии «неэффективного лечения», наращивание объема вмешательства при срыве, этапность лечения, поддержка родных и близких, соблюдение режима труда и отдыха и др.

Прием «обозначение кризиса» с техникой «намеренной гиподиагностики». Врач намеренно занижает, облегчает диагноз (не вторая, а первая стадия алкоголизма), уделяя несколько больше времени описанию тех симптомов, появление которых еще только ожидается, чем описанию тех признаков, которые уже представлены у пациента. (Используется только при индивидуальной работе).

На этапе контроля самооценки врач просит пациента повторно указать галочкой или точкой его место на схеме с отрезками алкогольного пути. Как показывает опыт после такого вмешательства в большинстве случаев меняется самооценка. Пациент выказывает критичное отношение к болезни, к своему состоянию и принимает решение лечиться и жить трезво.

Но иногда решение трезвой жизни клиент принимает отсрочено, спустя 1-2 месяца после встречи с врачом. Он пытается в это время употреблять алкогольные напитки по-прежнему. Но меняется характер опьянения. Оно окрашено теперь негативными эмоциями, протекает более тяжело: с идеями самообвинения, с комплексом раскаяния, с угрызениями совести. Имеет значение и изменение отношения к пьянству со стороны жены и родственников, которые расстались со своими иллюзиями в отношении алкогольной болезни. В конце концов, пациент соглашается на лечение, соглашается с необходимостью жить трезво.

На третьем этапе врач снимает влечение к алкоголю. Практика показывает, что способ для купирования первичного патологического влечения к алкоголю у человека с установкой на трезвость не имеет большого значения. В кабинете анонимного лечения эта работа выполнялась сеансом внушения на фоне ясного сознания в течении 30 минут. Первые 5 минут проводилось внушение расслабления и покоя, а в дальнейшем внушения реакции равнодушия к алкоголю. С равным успехом можно использовать внушение на фоне гипнотического транса или внушение с психотерапевтическим опосредованием. Например: "Сейчас я введу препарат, несовместимый с алкоголем. Препарат будет действовать в течении трех лет и вы не сможете употреблять спиртные напитки». Хотя, последний способне используется мной в работе с клиентами. В отдельных случаях, из-за недостатка времени, влечение к алкоголю приходилось снимать короткой формулой внушения трезвости в сочетании с хлопком в ладоши, или приемом смыкания пальцев в замок с глубоким вдохом, задержкой дыхания и длинным выдохом. Если установка на трезвость была выраженной, и пациент уже захотел жить трезво «всем сердцем и всей душой», то этого было достаточно для достижения длительной и стойкой ремиссии. Иногда для нормализации настроения, восстановления сна, для купирования тревоги, вегетативных нарушений и соматической патологии, восполнения дефицита витаминов группы «В» и т.д. требуется еще илекарственная помощь. И симптоматическое лечение в таких случаях должно проводится, без него не будет решена главная задача. И если одна только психотерапия без медикаментозного лечения не всегда бывает эффективной, то и лекарственная помощь без психотерапии будет не действенна.

Если больной соглашался на лечение формально, с целью доказать егонеэффективность и убедить родственников в том , что его лечить бесполезно, то планировалось проводить отдельное занятие для родных и близких по коррекции созависимости.

Личность мы рассматриваем как развивающийся на психобиологической основе процесс организации опыта социального и индивидуального существования. Это определенная инстанция в психике человека, направляющая его существование в соответствии с приобретенным процессуальным личным опытом. В ходе хронической болезни (зависимость от психоактивных веществ), как правило, формируется патологический личностный статус. Патологические процессы формируются в «Я -патологическое», «Я - алкогольное», организуется алкогольная «субличность».«Алкогольное Я» у большинства пациентов по мере течения алкоголизма, становится относительно контрастным, по отношению к другому полюсу личности пациента, включающему нормативные доболезненные личностностные статусы - нормативному «Я». На бытовом уровне на это обращают внимание в первую очередь матери и жены больных алкоголизмом, которые сообщают , что имеют дело как бы с двумя разными людьми. Один из них, тот, который не пьет, которого они по прежнему любят и ценят, а другой - это тот же самый человек, но находящийся в алкогольном эксцессе или непосредственной близости от него и являющийся во многих отношениях антиподом первого. (2. стр. 233-234 Ю.В. Валентик).

Соотношение   нормативного   и   алкогольного   «Я»   на  разных  стадиях   болезни неравнозначны. Опыт работы в кабинете анонимного лечения показывает, что на первой стадии болезни, когда нормативное «Я» доминирует, в большинстве случаев достаточно предложенного выше вмешательства и минимальной коррекции созависимости в рамках этого вмешательства, чтобы получить длительную ремиссию. Успех обеспечивается тем , что у пациента имеется достаточно ресурсов для выздоровления: семья, работа, связи трезвой жизни, физическое здоровье, интеллектуальная сохранность и д.р.. Но если речь идет о запушенных случаях болезни , когда алкогольное «Я» , алкогольные изменения личности осциллируются одновременно с динамикой алкогольной болезни и начинают доминировать над «Я» нормативным, такой объем помощи может быть недостаточным. В таких случаях требуются существенные изменения внутри семейной среды, глобальная коррекциясозависимости.

Социальная дезадаптация в динамике химической зависимости быстропрогрессирует. И с определенного этапа в развитии болезни здоровая часть личности больного уже не может «содержать» алкоголизм. Болезнь может только «паразитировать» на чувствах больных и близких. Вначале она «паразитирует» на чувствах жены, а когда супружеские отношения разрываются полностью, на чувствах родителей или братьев, сестер. Но болезнь может существовать не в любой семье, а только там, где жена, родители, братья сестры позволяют ей на себе «паразитировать». Созависимость является обязательным условием существования алкогольной болезни. Но отношения взрослых членов семьи всегдавзаимообусловлены. Когда меняется поведение одного из членов семьи, это неизбежно отразится на поведении другого. Если заканчиваются созависимые отношения заканчивается и химическая зависимость. Пациент, оставшись «один на один» с болезнью, вынужденный сам расплачиваться за свои ошибки, рано или поздно примет решение пройти специальное противоалкогольное лечение и жить трезво.

Само собой разумеется , что психотерапевт лишь предлагает лечение, а созависимый индивид выбирает его, либо отвергает, т.е. работа основана на принципе добровольности. Отсев, обратившихся за помощью, большой, но это не должно смущать психотерапевта, так как людям с таким состоянием свойственно сопротивление любому вмешательству. Девизом многих созависимых могли бы стать слова: «Умру, но не изменюсь». (2. стр. 298 В.Д. Москаленко).

Препятствием для успеха является некритичное отношение созависимых к своему состоянию. Они, как и больные алкоголизмом, отрицают проблему, перекладывают ответственность на другого, говорят; «Мой муж (сын) пьет, вот вы его и лечите. А я не злоупотребляю алкоголем, значит мне лечиться не надо». Алкогольную анозогнозию, по моему мнению, можно рассматривать не только как неузнавание у себя болезни больного, но и как некритичное отношение к происходящему членов его семьи. Большой отсев обратившихся за помощью созависимых, на мой взгляд, связан не только с тем, что они сопротивляются вмешательству врача, но и с тем, что само вмешательство не всегда адекватно степени сопротивления. Как и в случае работы с алкогольно-зависимымчеловеком, врач психиатр-нарколог иногда допускает ошибки. И наиболее типичные из них во многом повторяются:

1)    Из-за недостатка времени врач дает рекомендации по коррекции созависимости без
достаточного обоснования. Вместо того, чтобы вначале добиться осознания проблемы, а
потом переходить к способам ее решения, психиатр-нарколог сразу же предлагает эти
способы, что, естественно, вызывает сопротивление.

2)  Врач ставит невыполнимые условия перед созависимым - длительно посещать
занятия групповой психотерапии человеку, чье психическое здоровье в той или иной мере
подорвано жизнью в семье с больным алкоголизмом. После посещения нескольких сессий
созависимый отказывается продолжать лечение, разочаровывается в методе и ищет другие,
короткие,  разовые  способы  решения  проблемы.   Заставляет и  принуждает алкогольно-
зависимого сделать «укол» или «закодироваться». А в случае одной или нескольких неудач
просто опускает руки и предпочитает «плыть по течению».

 

3)     Использование директивной позиции психотерапевта в случае, где требуется
сопереживательно-партнерская   позиция.   Врач   сразу   же   возлагает   ответственность   за
происходящее в семье на созависимого и предлагает ему измениться. В то время, когда
можно вначале предоставить исчерпывающую информацию о проблеме, о способах ее
решения, и только после  этого предложить созависимому сделать  осознанный выбор:
изменять себя или не изменять.

4)   Из-за ограниченности во времени врач пытается исправить только отдельные,
основные на его взгляд искажения мышления созависимого, в результате чего система
ложных взглядов остается нетронутой, а созависимый, используя те или иные способы
психологической   защиты   утверждается   в   своих   иллюзиях,   а   то   и   делает   вывод   о
некомпетентности врача. Это же относится и к попыткам исправлять искаженное мышление
созависимых частями, за несколько психотерапевтических сессий.

5)     Объяснение  механизмов  созависимости  в  недоступной  для  человека  форме,
отвлеченно,   ненаглядно,   неясно.   Врач   использует   специальные,   малопонятные   для
созависимого термины, рассказывает о других формах созависимых отношений так, что
близкий больного алкоголизмом может подумать, что к нему все это не относится.

6)   Игнорирование доводов созависимых в оправдание своей позиции. У родных и
близких   больного  алкоголизмом   найдется   немало   объяснений  для   своих  ошибочных
действий.   И  если  врач   не  найдет достаточных  контрдоводов   по   каждому   из  таких
объяснений, платформа созависимости останется непоколебимой.

7)   Врач работает с одним из созависимых членов семьи, а при отказе его от помощи
разводит руками: «а что я могу сделать». Однако, возможно, есть другие взрослые члены
семьи,  располагающие достаточными ресурсами для осознания проблемы, преодоления
созависимости и способные достаточно эффективно влиять на больного алкоголизмом.

Когда больной, после изложения ему концепции химической зависимости,отказывается принять медицинскую помощь или соглашается на противоалкогольное лечение формально, с целью доказать его неэффективность, проводится отдельное занятие с родными и близкими пациента для коррекции созависимости.

Для формирования критичного отношения к происходящему у созависимых мною используется такое же вмешательство, как и для преодоления алкогольной анозогнозии у больного алкоголизмом. Та же последовательность работы, те же принципы, техники и приемы эффективны и в случае созависимости.

 

Условия проведения терапевтического вмешательства  при работе с созависимыми:

1)           Желательное участие в процедуре всех взрослых членов семьи, не имеющих
проблемных отношений с алкоголем, включая близких родственников не только живущих
под одной крышей с больным алкоголизмом, но и живущих отдельно, однако имеющих
тесные отношения с алкогольно-зависимым или другими членами его семьи.

2)   Если вмешательство выполняется перед работой с больным алкоголизмом, то его
можно проводить в группе с другими созависимыми, а если после общения с химически
зависимым,   когда  врач  уже  знаком   с   особенностями   отношений   в   этой   семье,   то
предпочтительна индивидуальная работа с членами одной семьи.

3)   Экспозиция терапевтического вмешательства - 2 часа и более. Опыт показывает,
что коррекцию всех иррациональных суждений, мифологических образований и иллюзий
созависимых относительно своей роли в клинике алкогольной болезни лучше проводить
единовременно, за 1 занятие. Если времени недостаточно, то нужно отложить эту работу.

Способ выполнения вмешательства.

Последовательность техник и приемов рациональной психотерапии для коррекции созависимости.

Как и при работе с больным алкоголизмом, основными приемами являетсяинформирование с экспликацией, упрощением медицинских терминов и понятии,обсуждением и оспариванием иррациональных суждений созависимых. Врач предлагает вниманию родственников определения созависимости и последовательно рассматривает не менее 20 условно выделенных ее признаков. Это могут быть такие проявления как:

-  низкая самооценка;

-  подростковость личности созависимого;

-  восполнение себя другой личностью;

-  контролирующее поведение созависимых;

-  забота созависимых о болезни близкого человека;

-  роли созависимых (роль спасателя, преследователя, жертвы);

-  чувства созависимых;

-  утрата контроля над чувствами;

-  утрата контроля над своим поведением;

-  утрата контроля над поведением химически зависимого;

-  утрата контроля над своей жизнью;

-  анестезия к эмоциональной боли;

-  несимметричность отношений в семье;

-  алкоголизм как центр всей семьи;

-  перераспределение внимания в семье;

-  перераспределение обязанностей;

-  компромиссы с алкогольной субличностью;

-  семейный секрет, боязнь огласки;

-  неспособность трезво мыслить;

-  компульсивность поведения созависимых;

-  стремление к установлению деструктивных отношений;

-  перекрестная зависимость;

-  утрата психического, а затем и физического здоровья;

-  неверие в близкого человека, в себя, неверие врачу;

-  суеверность;

-  отношение созависимых к лечению;

-  чрезмерная зависимость от мнения окружающих;

-  страхи созависимых;

-  неэффективность мер для отрезвления химически зависимого;

-  псевдоальтруизм и другие признаки.

Проявления созависимости перечислены в произвольном порядке. Но при работе с созависимыми имеет значение определенная последовательность в рассмотрении признаков. В первую очередь следует рассказывать о таких проявлениях этого состояния, которые очевидны и для самого созависимого и только после обсуждения нескольких таких признаков можно переходить к проявлениям, осознание которых будет встречать наибольшее сопротивление.

Принципиальное значение имеет степень подробности. Мой опыт работы ссозависимыми показывает, что обсуждение 5-10 признаков бывает недостаточным для осознания проблемы. В то же время условно можно выделить 60 и более характеристик этого состояния, но чрезмерная подробность на одной психотерапевтической сессии в свою очередь также может препятствовать осознанию и целостному видению проблемы родными и близкими больного алкоголизмом. На мой взгляд оптимальным можно считать рассмотрение 20 признаков в течение 2-2,5 часов.

Каждый из рассматриваемых признаков в целях обеспечения наглядности и доступности для созависимых иллюстрируется 2-5 примерами из практики, в которых созависимые узнают себя и свои реакции на проявления болезни. Для создания условий объемного видения проблемы врач прослеживает динамику развития этого состояния, параллелизм и связь с симптомами алкоголизма.

После такого изложения концепции созависимости врач приступает к перечислению способов решения проблемы и оспариванию иррациональных суждений созависимых.

Как показывает опыт работы в кабинете анонимного лечения, родные и близкие больного алкоголизмом после такого вмешательства в большинстве случаев меняют свое отношение к проблеме, свое поведение, начинают действовать более эффективно и последовательно, выполняют все или некоторые из предложенных рекомендаций по коррекции созависимости, действенно влияют на больного алкоголизмом, после чего тот соглашается на начало или продолжение курса противоалкогольного лечения.

Предлагаемый способ преодоления алкогольной анозогнозии приемамирациональной психотерапии - лечение алкоголизма без желания пациента - систематически используется в кабинете анонимного лечения с 1997 года. Аналогичное вмешательство для коррекции созависимости у родственников используется с 1999 года.

Лечение описываемым методом прошли в 1997-1998 гг 42 человека, не желавших лечиться и согласившихся только на "консультацию". Это были пациенты с 1 и П стадией синдрома алкогольной зависимости в возрасте от 20 до 62 лет. Из них 6 женщин, 5 безработных. После проведенного занятия таким способом рациональной психотерапии, 23 человека согласились на противоалкогольное лечение сразу же в кабинете, а еще 9 человек обратились на лечение спустя 1-3 месяца. 10 человек из числа занимавшихся с врачом для продолжения лечения не обращались. В последующем выяснилось, что 1 человек обратился на лечение в другой кабинет. Оставшиеся 9 человек продолжали употреблять спиртные напитки по-прежнему. Вмешательство по коррекции созависимости не проводилось.

Из числа принявших решение лечиться после рациональной психотерапии, пациенты, как правило, не соглашались идти в трезвость на короткое время и избирали программу трезвости на 5-10 лет и более.

В 2002 году, когда помимо вмешательства по преодолению алкогольной анозогнозии проводилась коррекция зависимости у родных и близких пациента, в кабинет анонимного лечения обратились 46 больных, не желавших лечиться и жить трезво. Из них 14 человек с установкой на умеренное употребление алкоголя и формальным согласием на лечение, и 31 человек, категорически отказывавшихся от какого-либо лечения. Это были пациенты с I и II стадией синдрома алкогольной зависимости в возрасте от 19 до 61 года. Из них 17 служащих, в том числе 1 директор предприятия и 3 предпринимателя; 21 представитель рабочих профессий, в том числе 7 водителей; 2 пенсионера; 1 студент; 6 временно не работающих. 14 больных с I стадией синдрома зависимости от алкоголя, 30 - со II стадией и одна женщина со П-Ш стадией. Из числа обратившихся было 3 женщины и 43 мужчины. Из 46 больных 15 прежде на лечение никогда не обращались и имели первый опыт общения с врачом психиатром-наркологом.

После проведенного вмешательства предложенным способом рациональной психотерапии на лечение (проведение мероприятий по купированию влечения к алкоголю) с целью полностью отказаться от спиртных напитков согласились 44 человека. В двух случаях, когда не было возможности изложить концепцию созависимости родственникам больного, и когда родственники уклонились от сотрудничества с врачом, пациенты с выраженной алкогольной деградацией личности от предложенного лечения отказались.

Новизна предлагаемого способа психотерапии заключается в использовании авторских (за исключением «угрозы огласки» и увязки отношений с участием в консультации») приемом семейной психотерапии для привлечения пациента на консультацию врача; единовременном и одномоментном (в рамках одной 3-х часовой сессии) исправлении всех искажений мышления больного; привязке времени проведения вмешательства ко дню последней алкоголизации - 2-4 день, когда у пациента в большинстве случаев доминирует нормативная часть личности; сочетании приемов рациональной, кларификационной, экспликативной и когнитивной психотерапии, когда высокая степень доступности информации обеспечивается рассмотрением механизмов болезни на поведенческом уровне с упрощением медицинских терминов и понятий и иллюстрациями, похожими случаями из практики, а осознание на интеллектуальном и эмоциональном уровне обеспечивается оптимально высокой, определенной опытным путем, степенью подробности.

Новый способ преодоления алкогольной анозогнозии может применяться как основной метод лечения у пациентов с установкой на употребление спиртных напитков, а также для профилактики алкогольной болезни. В связи с тем, что не используются стрессовые приемы и лекарства, суггестия и другие насильственные методы, предлагаемый способ психотерапии практически не имеет противопоказаний, а потому может использоваться для работы индивидуально, в группе, а также в записи на видеокассете и по телевидению. Благодаря использованию новых приемов семейной психотерапии может успешно решаться задача по раннему (на I стадии) активному выявлению и привлечению к лечению больных алкоголизмом, что является главным звеном первичной профилактики алкоголизма.

Предлагаемый способ может быть легко освоен врачами психотерапевтами,психиатрами-наркологами и медицинскими психологами, не требует специальных условий для использования, а потому может применяться в условиях стационара, амбулаторно, на дому у пациента и даже на улице, а в записи на видеокассете как вариант заочной психотерапии.

Таким образом, предлагаемый способ рациональной психотерапии расширяет возможность оказания помощи в амбулаторном звене, расширяет круг показаний для активного противоалкогольного лечения за счет инкурабельных прежде случаев, повышает эффективность проводимых в дальнейшем мероприятий по купированию влечения к алкоголю, позволяет получать более длительные ремиссии, значительно приблизить квалифицированную помощь населению, очень дешев и не требует больших затрат для внедрения в практику.

 

Литература

  1. Кондратенко В.Т. Донской Д.И. «Общая психотерапия». Минск «Вышейшая
    школа» 1997 г. (стр. 219).
  2. Лекции по наркологии. Под ред. проф. Н.Н.Иванца. Медпрактика. М. 2001 г.
    (стр. 10,8,233-234).
  3. Международная   классификация   болезней   (10-й   пересмотр).   Классификация
    психических и поведенческих расстройств. С-П. «Оверлайд» 1994 г. (стр. 76).
  4. Минутко     В.Л.     «Справочник     психотерапевта»-     М     Издательство     АО
    «Консалтбанкир» 1999 г. (стр. 337, 11,109).
  5. Панков    Д.В.     «Рациональная    психотерапия».    В    кн.     «Руководство    по
    психотерапии». 3-е изд. Ташкент. Медицина. 1985 г. (стр. 188-212).
  6. Психотерапия и деонтология при алкоголизме. В.А.Рязанцев. Киев «Здоровья».
    1983 г. (стр. 4).
  7. Энтин Г.М. Крылов Е.Н. «Клиника и терапия алкогольных заболеваний», М. 1994
    г., том 1. (стр. 148, 184-185,63).
  8. Энтин Г.М. «Лечение алкоголизма». М. Медицина. 1990 г. (стр. 57).

 

 

 

 

 

Резюме

Предлагается новый способ преодоления алкогольной анозогнозии приемами рациональной психотерапии, в котором согласие пациента на контакт с врачом достигается использованием родственниками больного таких приемов семейной психотерапии как «лечение мамы», «ты мне - я тебе», «на спор», «увязка отношений с участием в консультации», «угроза огласки», «использование момента», «из уважения», «направление другого врача», «обучение умеренному употреблению спиртного», а 3-х часовое вмешательство для единовременного и одномоментного исправления всех искажений мышления больного алкоголизмом проводится на 2-4 день с момента последней алкоголизации приемом «информирование», когда высокая степень доступности информации для пациента и его родственников обеспечивается рассмотрением механизмов болезни на поведенческом уровне с упрощением медицинских терминов и понятий и иллюстрациями каждого из рассматриваемых признаков болезни 2-5 похожими случаями из практики, а осознание болезни на интеллектуальном иэмоциональном уровне достигается оптимально высокой, определенной опытным путем, степенью подробности - рассмотрением 20-30 характеристик состояния или симптомов болезни за одну 3-х часовую сессию, а также оспариванием иррациональных суждений.

Если у пациента недостаточно ресурсов для осознания болезни, а также в целях обеспечения стойкости ремиссии предлагается проводить аналогичное вмешательство для коррекции созависимости у родственников больного.

 

Summary (Resume)

 

A new method of alcoholic overcoming is offered. It will be achieved by using of rational psychotherapy methods. In this case a patient agrees to consult a doctor if such methods of family psychotherapy as «mother’s treatment», «you are to me, - I am to you», «for argument», «coordination of relations (with taking part in a consultation) by consulting», «menace of publicity», «usage of the moment», «out of respect», «direction of another doctor», «instruction in moderate drinking» are used. A 3-hours interference for once correction of all alcoholic’s mentality distortion in conducted on the 2-4-th day from the last alcoholization by using such method as «informing». Then a high-class accessibility of information for the patient and his relatives is provided by illness’s mechanisms examination of symptoms in 2-5 similar cases from practice. Disease’s realization on the intellectual and emotional level is achieved when 20 or 30 symptoms during a 3-hours session are examined and irrational opinions are contested. If a patient has no enough resources for the illness’s realization and for the stability of remission, the same interference for the codependence among patients relalives correction is offered.

11 ноября 2016, 12:32    Зайцев С.Н. Научные статьи 0    0 0

Комментарии ()

    Для Получения Консультации Пожалуйста Звоните

    +7 (915) 018-55-10