Статья об игровой зависимости

Статья для журнала "Экстремальная психология" за 2008 год

 

 

Профилактика игровой зависимости

  Зайцев С.Н., психотерапевт, психиатр-нарколог, практический психолог 

                            

              В последнее время распространенность в среде военнослужащих патологической склонности к азартным играм достигла значительных масштабов и приводит к существенному социальному ущербу. Самыми яркими последствиями этого явления является рост числа суицидов, правонарушений и преступлений, совершённых лицами, зависимыми от азартных игр. Это такие виды преступной деятельности, как мошенничество, растраты казенных средств, взяточничество, воровство, невозмещение кредитов, преступления против личности кредиторов и др. Страдают от этого явления члены семьи, дети игроманов. Не столь яркими, но существенно важными последствиями являются непродуктивность в труде, халатное отношение к должностным обязанностям, порочащее поведение, пример деструктивного поведения подрастающему поколению.

    По нашему мнению проблему игромании нельзя рассматривать в отрыве от таких проблем как алкоголизм и наркомания. Принимая во внимание то, что механизмы формирования психологической зависимости при этих расстройствах общие, а также то, что нередко эти заболевания протекают сопряженно или в виде перекрёстной зависимости, можно сделать выводы о том, что алкоголизм, наркомания и игромания являются разными формами одного и того же заболевания. Разница лишь в степени наркогенности, или в том,  с какой скоростью человек необратимо разрушается как личность. Кроме того, можно усмотреть этапность в формировании зависимости. Так выяснилось, что почти все игроманы курят табак, а большая их часть ещё и злоупотребляет алкоголем.

Нередко игромания формируется у абстинентов, проходивших специальное противоалкогольное лечение. И наоборот, лица, проходившие  прежде лечение и отказавшиеся от азартных игр, подвержены формированию других видов зависимости, таких как алкоголизм, наркомания, спидофилия (склонность к быстрой и рискованной езде на автомобиле), пиромания (склонность к поджигательству) и др.

   Кроме того, следует иметь в виду, что игромания не является проблемой одного человека, а представляет собой проблему всей семьи. В психологической помощи нуждаются все члены первой, а то и второй степени родства, даже если  они проживают в другом городе, причём в не меньшем объёме, чем сам  гамблер.

      Этиопатогенез игромании предоставляется нам достаточно понятным. На уровне предболезни, в результате влияния различных факторов риска, таких как влияние интоксикаций (табакокурение, «культурное питиё»), влияние стрессов острых или хронических, несоблюдение режимов труда-отдыха или сна-бодрствования, перегруженность социальными контактами и нарушения других правил психогигиены, нарушаются сложные виды «правополушарного» мышления. Как следствие, из-за неспособности найти ответы на вопросы: «Кто «Я»?», «зачем «Я» на Земле?», «в чём смысл моей жизни и каково моё предназначение?»,  «как я должен реализовать себя в жизни?» и др., формируется кризис в духовной сфере с принятием ложной системы ценностей. Следующим этапом является формирование наркогенной готовности (психологической готовности к употреблению алкоголя и наркотиков), основанной на «философии культурного пития», и психологической готовности потворствовать и непротиводействовать пороку, основанной на «философии  меньшего зла» у членов семьи игромана.

      На уровне болезни «фундаментом» является «созависимость» в болезненно выраженной форме, дисгармония семейных отношений. Из-за низкой самооценки в системе ценностей созависимых доминирует абсолютизация волевого контроля за поведением игромана; забота любой ценой, невзирая на результат, и никому не нужная жертвенность. Созависимость на семейном уровне представляет собой семейную систему потворства пороку. А вылечить от созависимости, а значит и от игромании (алкоголизма) на микросоциальном уровне, означает разрушить семейную систему потворства и обучить членов семьи тому, как действовать эффективно в отношении болезни близкого человека. Поскольку состояние созависимых, их ложные взгляды и представления обладают относительной устойчивостью к разубеждениям, то требуется специальное вмешательство для того, чтобы изменить их мышление, а, следовательно, и поведение.

         Это интервентное трёхчасовое информационное вмешательство с изложением концепции созависимости в доступной пониманию сверхподробной форме, когда единовременно рассматриваются около тридцати признаков этого состояния в динамике, взаимосвязи с учётом особенностей конкретного случая и иллюстрацией каждого признака 2-4 примерами из практики, в которых созависимые узнают себя, своё прошлое, настоящее и вероятное будущее при тех или иных сценариях поведения. Они получат информацию о том, как изменить себя, своё поведение, чтобы у близкого человека сформировались мотивы к решению проблемы, желание лечиться и жить трезво, отказаться от азартных игр после лечения в полном объеме. В лёгких случаях достаточно одного трёхчасового вмешательства, чтобы инициировать процесс выздоровления семьи. В более запущенных случаях сверх того потребуется проведение нескольких психотерапевтических (психокоррекционных) сессий с примерной тематикой:

  1. Потворство пороку – здоровая забота.
  2. Сверхконтроль – эффективный контроль.
  3. Жертвенность – поиск здоровых форм заботы о близком. Деньги в жизни игромана.
  4. Низкая самооценка – вера в себя и в другого. Принятие себя и другого.
  5. Самоидентификация – самореализация.
  6. Негативные чувства – позитивные чувства.
  7. Ответственность за других – ответственность за себя.
  8. Общение с болезнью – общение со здоровой частью личности игромана.
  9. Границы моей личности – границы личности другого.
  10. Страх быть покинутыми – автономность.
  11. Идентификация кризиса в духовной сфере и пути его разрешения.
  12. Умение жить за другого – умение жить за себя.
  13. Помощь другим любой ценой – здоровый альтруизм.
  14. Проблемы как повод для уныния – проблемы как ресурсы.
  15. Идентификация другого – доверие другому.
  16. Компромиссы – бескомпромиссность.
  17. Роль человека, принимающего заботу о себе.
  18. Психогигиена.
  19. Динамика отношений с игроманом – антиципационный тренинг.
  20. Обсуждение и согласование со специалистом плана коррекционной работы с игроманом.

           Параллельно с работой на микросоциальном, семейном уровне с созависимыми, должна проводиться коррекционная работа и самим игроманом. На индивидуально-психологическом уровне игромания (как и алкоголизм) представляет собой систему когнитивных искажений, логических ошибок. Причём логических ошибок столько, сколько симптомов игромании. Исправление искажений мышления игромана проводится интервентным информационным вмешательством за 3-4 часа, чтобы болезненно изменённая часть личности не успела выстроить новые защиты своего ненормального поведения. До сведения игромана и членов его семьи, присутствующих в кабинете, доводится информация о том, что игромания протекает на поведенческом уровне по законам природы человека. А именно:

            Инициальная стадия длится от года до нескольких лет. Проигрывают относительно небольшие суммы денег, что не ставит семью в трудное материальное положение. Азартная игра становится систематической и регулярной. Проигрыш становится сигналом к прекращению игры. Формируется иллюзия безопасности и приятности такого времяпровождения. Выстраивается псевдорациональные защиты ненормального и неэтичного поведения. Формируется избирательная память на выигрыши, когда выигрыш запоминается ярко, красочно и празднично, а проигрыши, в силу будничности и привычности, не запоминаются вовсе. Меняется отношение к денежным знакам, которые воспринимаются как «лёгкие» деньги, которые отличаются от «трудовых».

              Стадия гиперкомпенсации, названная так по аналогичному способу психологической защиты, длится обычно 3-5 лет. Гиперкомпенсация становится основным способом решения проблем игромана. Привлечение новых эмоциональных, временных, социальных, денежных ресурсов для продолжения азартной игры. Выигрыши ускоряют течение болезни. Продолжается снижение тонкой критической оценки происходящего, что свидетельствует об усугублении психического расстройства. Увлечённость азартной игрой приобретает очевидные для окружающих болезненные черты. Значительное время тратится на добывание денег для продолжения игры, на саму игру, на размышления об игре, на болезненные фантазирования о возможном выигрыше в ущерб семье, детям, друзьям, прежним увлечениям. Болезненное фантазирование с полной утратой чувства реальности становится едва ли не более приятным времяпровождением, чем сама игра. Изменяется отношение к игре, которая рассматривается самим зависимым как серьёзная деятельность, как способ «зарабатывания» денег. Резко возрастают денежные траты. О пристрастии узнают семья и ближайшее окружение. В долг берутся деньги членов семьи, родственников, членов трудового коллектива, друзей, соседей и т.д. Для невозвращения долгов используются всевозможные манипуляции и заклад имущества, но какие-то этические границы ещё остаются. Проигрыш вызывает непреодолимое желание отыграться. Играть на мелкие ставки становится неинтересно и скучно. Возбуждают максимальные ставки. Игроман начинает выбирать «быстрые» игры, чтобы меньше думать и меньше выбирать. Болезненное влечение не позволяет пройти мимо зала игровых автоматов и не зайти в него. Снижается аппетит. Игроман физически теряет вес, истощается. Снижается способность к вероятностному прогнозированию. Например, прогноз строится с учётом включённых в семейный бюджет, но пока ещё не выигранных денег. Искажаются свойства личности. Игроман становится замкнутым, нелюдимым, как бы «чужим», самообман дополняется ложью окружающим. Снижаются и нарушаются нравственные нормы.

             Стадия декомпенсации длится от одного года до нескольких лет. Наличные ресурсы уже не покрывают расходов игромана. Импульсивно отмечается частичная, неполная критика с отчаянием и неверием в способность справиться с проблемой с помощью специалиста. «Светлые» промежутки до нескольких месяцев возможны при полном отсутствии денег и средств к существованию, но спонтанная ремиссия уже невозможна. Допускаются криминальные способы решения финансовых проблем вплоть до тяжёлых преступлений против личности, но чаще растраты, воровство, мошенничество, шулерство. Происходит обесценивание своей жизни и жизни другого человека. Отмечается полная потеря счёта деньгам во время игры, ощущения «транса», нереальности происходящего, невменяемость. Любые деньги – свои, чужие, казённые и т.д. тратятся только на игру и немедленно. Полностью теряется способность распоряжаться деньгами и планировать бюджет. Игроманы голодают, живут у случайных знакомых, на рабочем месте, возводят иждивенчество в жизненный принцип. Лживость становится утрированно патологической. Утрачиваются способности не начинать игру, не продолжать, закончить, уйти с выигрышем. Изобретаются «системы выигрыша» и суеверия. Отмечаются серьёзные эмоциональные проблемы: депрессия с суицидальными мыслями и попытками, раздражительность, замкнутость, бессонница. Полное истощение эмоциональных, социальных материальных ресурсов, грубое искажение свойств личности (потеря совести). Социальная изоляция, одиночество. Исход нелеченных или неуспешно пролеченных случаев трагичен. Это полное разрушение личности с исходом в суицид или бродяжничество (бомжи). Нередко игромания сопровождается и осложняется развитием других психических расстройств: маниакального психоза, шизофрении, деменции, декомпенсацией психопатии, социопатии. Так что тюремное заключение за совершённые преступления для игромана является далеко не самым худшим из возможных исходов.

           Изложение концепции игромании психологом во время интервентного коррекционного вмешательства сопровождается иллюстрациями каждого симптома, признака 2-4 примерами из практики, из жизни, в которых игроман должен опознать своё прошлое, настоящее и вероятное будущее при коррекции в полном объеме и при отказе от помощи психолога. После интервентного вмешательства в течение полугода проводятся несколько психокоррекционных сессий с целью оказать помощь в развитии коммуникативных навыков, гармонизации отношений в семье, разрешении кризиса в эмоциональной сфере, повышении способности решать проблемы, обучении приёмам психической саморегуляции, развитии навыков психогигиены и повышении адаптивных способностей. Навязчивые мысли об игре и стереотипы ненормального поведения обычно изживаются, как показывает практика, в течение полугода.

             Лечение игромании. Работа с игроманами и их семьями представляется громоздкой и затратной, но может быть значительно удешевлена и облегчена использованием 1) групповых способов работы, 2) записью коррекционных вмешательств на видеоносители (компакт-диски), 3) использованием средств библиопсихотерапии или телевизионной психотерапии в форме рациональной психотерапии, 4) открытием интернет-кабинета психолога с проведением интернет-супервизии.

              Представляется наиболее успешной профилактическая работа с группами риска к формированию зависимости с использованием информирования как основного приёма, а также профилактическая работа с членами их семей. Раннее и активное выявление зависимостей на ранних стадиях. Влияние на поведение зависимого, при его нежелании что-то менять в своей жизни, через членов его семьи. Использование социотерапии, в таких случаях, как основного метода коррекции. В качестве профилактических мероприятий в среде военнослужащих следует проводить занятия по развитию навыков психогигиены и обучению приёмам психической саморегуляции. Следует ожидать хорошего результата в профилактике игровой и алкогольной зависимостей от мероприятий по профилактике табакокурения, т.к. известно, что у курящих легче и быстрее формируются другие виды зависимостей и протекают более злокачественно. Успех профилактической и коррекционной работы определяется адекватностью объёма вмешательства тяжести проблемы или конкретного случая.

11 ноября 2016, 12:29    Зайцев С.Н. Научные статьи 0    0 0

Комментарии ()

    Для Получения Консультации Пожалуйста Звоните

    +7 (915) 018-55-10